Panzerkampfwagen VI «Tiger I» Ausf E, «Тигр» — немецкий тяжёлый танк времён Второй мировой войны

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Panzerkampfwagen VI «Tiger I» Ausf E, «Тигр» — немецкий тяжёлый танк времён Второй мировой войны

Сообщение  Очень Злой Admin в Чт Апр 05, 2012 8:26 pm

Прототипом которого был танк VK4501 (H), разработанный в 1942 году фирмой «Хеншель» под руководством Эрвина Адерса. Наряду с прототипом фирмы Хеншель был представлен и проект Порше: VK4501 (P), но выбор военной комиссии пал на вариант Хеншель, хотя Гитлер более благоволил к изделию Порше. В ведомственной сквозной классификации бронетехники нацистской Германии также обозначался как SdKfz 181. Изначально танк получил обозначение Pz.Kpfw.VI (Sd.Kfz.181) Tiger Ausf.H1, но после принятия на вооружение одноимённого нового тяжёлого танка PzKpfw VI Ausf. B в название добавили римскую цифру «I» для отличия от более поздней машины, которая в свою очередь именовалась как «Тигр II». Хотя в конструкцию танка вносились небольшие изменения, модификация танка была всего лишь одна. В советских документах танк «Тигр» обозначался как T-6 или T-VI.

Впервые танки «Тигр I» пошли в бой 29 августа 1942 года у станции Мга под Ленинградом, массированно начали применяться со сражения на Курской дуге, использовались вермахтом и войсками СС вплоть до окончания Второй мировой войны. Общее количество выпущенных машин — 1354 единицы. Затраты на производство — 1 млн рейхсмарок (в два раза дороже любого танка тех времён).Содержание

История создания

Первые работы по созданию танка «Тигр» начались в 1937 году. К этому моменту на вооружении вермахта вообще не было тяжёлых танков прорыва, аналогичных по назначению советским Т-35 или французским Char B1. С другой стороны, в планируемой военной доктрине (опробованной позже в Польше и во Франции) тяжёлым малоподвижным машинам практически не было места, поэтому требования военных к такого рода танку были довольно расплывчаты. Тем не менее, Эрвин Адерс, один из ведущих конструкторов фирмы «Хеншель» (Henschel) начал проработку 30-тонного «танка прорыва» (Durchbruchwagen). В течение 1939—1941 гг. фирма «Хеншель» построила два опытных образца, известных под обозначениями DW1 и DW2. Первый из прототипов был без башни, на второй устанавливалась башня от серийного PzKpfw IV. Толщина броневой защиты прототипов не превышала 50 мм.

После нападения Третьего рейха на Советский Союз немецким военным стала очевидной необходимость качественного усиления танкового парка вермахта. Немецкий средний танк PzKpfw IV Ausf. E-F сильно уступал по основным характеристикам советскому среднему танку (в немецкой классификации тех лет Mittlerschwerer — средне-тяжёлому) Т-34 обр. 1941 г. Аналога КВ-1 в вермахте не было совсем. Однако, в значительном числе боевых эпизодов в руках грамотных советских танкистов «тридцатьчетвёрки» и КВ наглядно показали, что хорошая обзорность, отличная эргономика всё же полностью не компенсируют слабое бронирование и вооружение PzKpfw IV Ausf. E-F — с преодолением хаоса и неразберихи в советском командовании эти машины стали представлять всё большую угрозу для вермахта. Кроме того, по ходу войны немецким войскам всё чаще приходилось сталкиваться с заранее подготовленной обороной противника, где необходимость тяжёлого танка прорыва уже не подвергалась сомнению. Решение возникших задач разделилось на два направления — модернизацию уже существующих образцов бронетехники (PzKpfw III и PzKpfw IV) и ускоренному созданию своего аналога советского КВ-1.

Вскоре после нападения на СССР конструкторским бюро двух известных машиностроительных фирм, «Хеншель» и «Порше», поступили тактико-технические требования на тяжёлый танк прорыва проектной массой 45 тонн. В распоряжении главы первого КБ Эрвина Адерса уже был значительный багаж наработок по DW1 и DW2, тогда как возглавлявший «конкурентов» Фердинанд Порше только пробовал себя в танкостроении. Представление опытных образцов было приурочено к 20 апреля 1942 года — дню рождения фюрера, времени на разработку и постройку прототипов было немного. Эрвин Адерс и сотрудники его КБ пошли по традиционному пути немецкой танкостроительной школы, выбрав для нового тяжёлого танка ту же компоновочную схему, что и у PzKpfw IV, и применив на танке новое изобретение конструктора Г. Книпкампа — «шахматное» расположение опорных катков в четыре ряда. До того оно применялось только на тягачах и бронетранспортёрах фирмы «Hanomag», использование его для танка было новшеством в мировом танкостроении. Таким образом была успешно решена задача повышения плавности хода, и, соответственно, и повышения точности стрельбы на ходу.

Прототип фирмы Хеншель получил обозначение VK4501 (H). Фердинанд Порше, более известный в то время новаторскими работами в области автомобилестроения (в том числе спортивного), попытался перенести свой подход в новую область. На его прототипе были реализованы такие решения, как высокоэффективные продольные торсионы в системе подвески и электротрансмиссия. Однако по сравнению с прототипом фирмы «Хеншель» машина Ф. Порше была конструктивно сложнее и требовала больше дефицитных материалов, в частности меди (использовалась в генераторах, необходимых для электротрансмиссии).
Прототип доктора Ф. Порше проходил испытания под обозначением VK4501 (P). Зная об отношении к нему фюрера и не сомневаясь в победе своего детища, Ф. Порше, не дожидаясь решения комиссии, распорядился о запуске в производство ходовой части под свой новый танк без испытаний, со сроком начала поставок фирмой Nibelungenwerk в июле 1942 года. Однако, при показе на Куммерсдорфском полигоне был выбран танк фирмы Хеншель, ввиду большей надёжности ходовой части и лучшей проходимости по пересечённой местности, отчасти — из-за меньших финансовых затрат. Башня же была позаимствована у танка Порше, так как башни, заказанные для танка фирмы Хеншель были в процессе доработок или находились в стадии прототипов. Кроме того, под вышеуказанную боевую машину проектировались башни с орудием KWK L/70 7,5 cm., калибр которого (75 мм) в 1942 году уже не удовлетворял потребностям Вермахта. В результате этот гибрид с шасси фирмы «Хеншель и сын» и башней Порше прославился на весь мир под обозначением Pz VI «Tiger» Ausf E, а "Тигры" Порше были произведены в количестве 5 машин, однако из изготовленных 90 шасси было создано 89 тяжелых штурмовых орудий, получившее имя своего «отца», Ф. Порше — «Фердинанд».

Конструкция

Управление танком осуществлялось при помощи руля (аналогичного автомобильному). При этом само управление было достаточно простым и не требовало особых навыков.

Броневой корпус и башня

Башня поворачивалась при помощи гидравлической трансмиссии (ёмкость системы башенного механизма — 5 литров масла). Поворот башни на 360 градусов путём нажатия специальной педали занимал от 60 секунд на максимальной скорости до 60 минут на минимальной; также была возможность вращения башни при помощи ручного привода.

Двигатель и трансмиссия

Maybach HL 230P45 — V-образный 12-цилиндровый карбюраторный двигатель с водяным охлаждением (HL 230 являлся развитием HL 210, которым были оснащены первые 250 танков «Тигр»). Двигатель имеет рабочий объём 23 095 см³ (1925 см³ на цилиндр).

Моторы «Майбах» HL210P45 и HL230P45 имели по четыре карбюратора «Солекс» 52 FF J и D, a HL230P30 — один карбюратор «Бош» PZ 12. Максимальная мощность 700 л. с. (515 кВт) при 3000 об/мин. Максимальный крутящий момент 1850 Н·м при 2100 об/мин. Топливные баки — 530 литров. Запаса топлива хватало на 80 км по пересечённой местности.

Картер и блок цилиндров выполнены из серого литейного чугуна. Головки цилиндров изготовлены из чугуна. Двигатель весит 1200 кг и имеет линейные размеры 1000×1190×1310 мм. Двигателю требовалось 28 литров масла. Топливо — этилированный бензин OZ 74, октановое число 74.

Охлаждение двигателя — водяной радиатор вместимостью 120 литров и четыре вентилятора. Смазка двигателей вентилятора — 7 литров масла.

Коробка передач «Майбах-Олвар» с восемью передачами переднего хода и четырьмя — заднего. Привод управления — гидравлический (ёмкость — 30 литров масла), полуавтоматический.

Ходовая часть

Подвеска — индивидуальная торсионная, шахматное расположение катков в четыре ряда, восемь на борт. Катки — большого диаметра, без поддерживающих роликов. Ведущее колесо — спереди. Интересная особенность — танк имел так называемые «транспортные гусеницы», которые были у́же боевых и использовались для перевозки машин на железнодорожных платформах, так как ввиду своей «чрезмерной» ширины танк не вписывался в так называемый «железнодорожный габарит» и перевозка его без блокировки встречного движения на перегоне была невозможна.

Средства наблюдения

Прицел TZF9b, позже TZF9с.

Средства связи

Радио FuG 5

Вооружение
Изначально на танке «Тигр» планировалось установить 75-мм орудие, аналогичное стоявшему на Pzkfw IV. Но в ходе разработки фирма «Хеншель» планировала установить 75-мм пушку с коническим каналом ствола (которую ещё предстояло создать), а Порше изначально планировал установить на свой танк 88-мм пушку. В ходе испытаний выяснилось, что 88-мм пушка значительно превосходит по своей мощности 75-мм. Таким образом, на Тигр фирмы «Хеншель» установили башню от танка Порше с 88-мм пушкой (8,8 cm KwK 36).

Модификации
Pz.VI Ausf E (тропический вариант). Дополнительно был оборудован воздушными фильтрами «Feifel» большего объёма.
Pz.VI Ausf E (с зенитным пулемётом MG 42). Использовался на Западном фронте.
Машины на базе «Тигра I»
38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger, Sturmpanzer VI, «Штурмтигр» — тяжёлая САУ, вооружённая размещённым в неподвижной бронированной рубке переделанным 380-мм реактивным корабельным противолодочным бомбомётом, не принятым на вооружение кригсмарине. «Штурмтигры» переделывались из повреждённых в боях линейных «Тигров», всего переоборудовано 18 машин.
«Бергетигр» — Бронированная ремонтно-эвакуационная машина без вооружения, но оснащенная эвакуационным краном.

Боевое применение




Тактическая роль

По мнению ряда западных историков, основной задачей танка «Тигр» была борьба с танками противника, и его конструкция соответствовала решению именно этой задачи:

Если в начальный период Второй мировой войны германская военная доктрина имела в основном наступательную направленность, то позднее, когда стратегическая ситуация поменялась на противоположную, танкам стала отводиться роль средства ликвидации прорывов немецкой обороны.

Таким образом, танк «Тигр» задумывался прежде всего как средство борьбы с танками противника, будь то в обороне или наступлении. Учёт этого факта необходим для понимания особенностей конструкции и тактики применения «Тигров».

21 июля 1943 командир 3-го танкового корпуса Герман Брайт, издал следующую инструкцию по боевому применению танка «Тигр-I»:

…С учётом прочности брони и силы оружия, «Тигр» должен применяться в основном против танков и противотанковых средств противника, и лишь во вторую очередь — как исключение — против пехотных частей.

Как показал опыт боёв, оружие «Тигра» позволяет ему вести бой с танками противника на дистанциях 2000 метров и более, что особенно влияет на моральный дух противника. Прочная броня позволяет «Тигру» идти на сближение с противником без риска серьёзных повреждений от попаданий. Тем не менее, следует пытаться начинать бой с танками противника на дистанциях более 1000 метров.

Штатная организация

Основной тактической единицей танковых войск вермахта был танковый батальон, который состоял вначале из двух, а затем из трёх рот. Батальон 3-ротного состава имел по штату 45 танков. Как правило, 2 или 3 батальона образовывали танковый полк, обычно придававшийся корпусному командованию для усиления (однако случаи формирования из одних «Тигров» целых полков неизвестны).

По штату 1945 года батальон состоял из трёх рот по 14 танков в каждой. Ещё три танка было в штабе батальона. Всего батальон имел 45 «Тигров». В батальоне также были пять ремонтно-эвакуационных машин «Bergepanther», 34 тягача, 171 автомобиль и 11 зенитных танков. Батальон придавался целиком или поротно как средство усиления пехотному, танковому или мотопехотному соединению.

По одной роте «Тигров» также имели в 1943 году элитная моторизованная дивизия вермахта «Großdeutschland» («Великая Германия») и дивизии СС:
1-я дивизия СС-Лейбштандарт «Adolf Hitler» («Адольф Гитлер»)
2-я танковая дивизия СС «Das Reich» («Рейх»)
3-я танковая дивизия СС «Totenkopf» («Мёртвая голова»)

Подготовкой всех экипажей «Тигров» занимался 500-й учебный танковый батальон.

Первый бой

Рано утром 23 августа 1942 года первые четыре серийных «Тигра» были погружены на железнодорожные платформы и отправлены на фронт. Испытать новейшие танки немцы хотели в штурме Ленинграда. Пока «Тигры» перевозились по железной дороге, ранним утром 27 августа началась Синявинская наступательная операция советских войск под Ленинградом. 29 августа «Тигры» выгрузились из эшелона на станции Мга. Только что выгрузившиеся танки хотели бросить против успешного советского наступления. Но уже во время выдвижения на исходные позиции начались поломки. У двух танков вышла из строя коробка передач, у третьего — перегрелся и загорелся двигатель. Эти агрегаты, и так перегруженные большой массой танка, испытывали дополнительную нагрузку из-за движения по мокрой земле. В кратчайшие сроки в ремонтных мастерских с использованием присланных самолётом с завода-изготовителя деталей танки были отремонтированы и 15 сентября вновь вошли в строй.

22 сентября всё тот же укомплектованный «Тиграми» взвод вместе с танками PzKpfw III принял участие в наступлении 170-й пехотной дивизии на части 2-й советской ударной армии, в той же самой болотистой местности под Ленинградом. В результате этого сражения у одного танка после попадания снаряда заглох двигатель, а три других сумели дойти до передовой противника, получив серьёзные повреждения, и остановились там из-за бездорожья и технических проблем. Из четырёх танков три были эвакуированы, а один, со снятым немцами оборудованием и взорванный, был захвачен советскими войсками.
По другим данным, подбитых «Тигров» на ленинградском направлении 21 сентября 1942 года на дороге Мга — Синявино было шесть, и один из них по состоянию на 2009 год представлен на открытой танковой площадке Ленино-Снегирёвского военно-исторического музея.

Следующий бой «Тигров» был более удачным для них: 12 января 1943 года четыре «Тигра», пришедшие на подмогу 96-й пехотной дивизии вермахта, подбили 12 советских Т-34. Тем не менее, в ходе боёв по прорыву блокады Ленинграда 17 января 1943 года советские войска захватили один практически неповреждённый «Тигр». Экипаж покинул его, не уничтожив даже новенький технический паспорт, приборы, оружие.

Полноценный дебют «Тигров» состоялся во время боёв под Харьковом в феврале — марте 1943 года. В частности, моторизованная дивизия «Великая Германия» имела к началу боёв 9 танков «Тигр», составлявших 13-ю роту танкового полка[11], тд СС «Адольф Гитлер» имела 10 «Тигров» (1-й танковый полк) [12], тд СС «Рейх» — 7, тд СС «Мертвая голова» — 9[13].

Курская битва

В немецких войсках, принимавших участие в операции «Цитадель», находилось 134 танка «Тигр» (ещё 14 — командирские танки, вооружённые пулемётами[источник не указан 382 дня]). «Тигры» использовались для прорыва советской обороны, часто возглавляя группы других танков. Мощное вооружение и бронирование PzKpfw VI позволяло им эффективно поражать любой образец бронетехники противника, что вело к весьма крупным счетам немецких экипажей, воевавших на «Тиграх» на Курской дуге.

Африканский театр военных действий

После второго сражения у Эль-Аламейна в октябре — ноябре 1942 танковая армия «Африка» под командованием фельдмаршала Роммеля потерпела поражение и поспешно стала отступать на запад. Гитлер приказал перебросить в Северную Африку 1 роту 501-го танкового батальона.
1 декабря 1942 года «Тигры» атаковали танки противника у Джедиды, подбив с дистанции 150 метров 2 английских «генерала Ли». На следующий день «Тигры» уничтожили 4 противотанковых орудия, 6 лёгких танков «Генерал Стюарт», 2 американских полугусеничных бронетранспортёра и несколько грузовиков.
С 18 по 25 января 1943 «Тигры» уничтожили 25 пушек, 9 самоходных пушек и бронетранспортёров, 7 танков, 125 грузовиков, 2 бронеавтомобиля и взяли в плен 235 солдат противника.
В боях в Тунисе с 20 по 24 апреля «Тигры» уничтожили 75 танков противника. Но немецкие войска в Тунисе капитулировали, и все уцелевшие к этому моменту танки были частично взорваны экипажами, частично попали в руки союзников.

Западный фронт, 1944—1945
При проведении Арденнской операции 1945 года немецкое командование делало основную ставку на свою тяжёлую бронетехнику — танки «Тигр» и «Тигр II».

В конце войны большинство «Тигров» были уничтожены своими экипажами, вследствие действий авиации союзников, разрушавшей мосты на путях отступления вермахта.

Танкисты-асы, воевавшие на «Тиграх»
Курт Книспель
Михаэль Виттман
Отто Кариус


Оценка проекта

Тяжёлый танк PzKpfw VI Ausf. H «Тигр I», без сомнений, являлся одной из самых удачных конструкций, принятых на вооружение вермахта. Вплоть до конца 1943 года он являлся по совокупности своих боевых свойств сильнейшим танком мира, оказав, таким образом, решающее влияние на дальнейшую эволюцию как класса тяжёлых танков, так и противотанковых средств. К достоинствам машины следует отнести мощные вооружение и бронирование, продуманную эргономику, качественные приборы наблюдения и связи. После устранения «детских болезней» к лету 1943 года надёжность «Тигра I» нареканий в целом не вызывала, танк пользовался популярностью в вермахте и имел хорошую репутацию у своих экипажей. Это было в значительной мере следствием существенных наработок конструкторов фирмы «Хеншель» по опытным машинам, которые не пошли в серию. С технической точки зрения танк являлся типичным представителем немецкой школы танкостроения с рядом оригинальных решений, применённых в его конструкции (например, нестандартное отношение длины и ширины бронекорпуса, что привело к перетяжелению конструкции). С другой стороны (и как обратная сторона его достоинств), «Тигр I» обладал и недостатками, к которым относились высокая сложность и стоимость производства, низкая ремонтопригодность ходовой части машины.

Огневая мощь

Основное оружие «Тигра I», 88-мм пушка KwK 36 L/56 вплоть до появления на поле боя советского ИС-1 не имела сколько-нибудь существенных проблем в поражении любого бронеобъекта стран антигитлеровской коалиции на любых дистанциях боя и ракурсах, и только появление ИС-2 и поздних модифицированных «Черчиллей» сделало эти проблемы действительно серьёзными. 75-мм броня советских танков КВ-1 при определённых условиях могла выстоять против 88-мм снаряда, но, учитывая слабость вооружения КВ-1 против брони «Тигра I», это в ситуации открытого боя на дальней дистанции в целом не давало первому сколь-нибудь заметного шанса на выживание — «Тигр I» совершенно спокойно мог поразить КВ вторым, а если надо — то и последующими попаданиями. Танков КВ-85, способных лучше противостоять «Тигру I», выпускавшихся осенью 1943 года, было выпущено не слишком много. И лишь танки серии ИС (ИС-1 и ИС-2) имели бронирование, позволяющее выдержать обстрел из KwK 36 с лобовых ракурсов и средних дистанций. Верхняя лобовая деталь танка ИС-2 с улучшенной бронезащитой корпуса обр. 1944 г. не пробивалась из 88-мм пушки «Тигра I» даже при стрельбе в упор (данные для бронебойных калиберных снарядов).

Также следует отметить, что 88-мм пушка KwK 36 обеспечивала лучшее поражение ИС-2, нежели 75-мм длинноствольная пушка «Пантеры» KwK 42, несмотря на бо́льшую заявленную бронепробиваемость последней. Из английских танков противостоять огню KwK 36 на лобовых углах мог только тяжёлый танк «Черчилль» поздних модификаций (хотя его вооружение было совершенно недостаточным для эффективного поражения «Тигра I»); в армии США ими были малочисленные M4A3E2 «Шерман Джамбо» и M26 «Першинг». Таким образом, вооружение «Тигра I» позволяло ему доминировать на поле боя в 1943 году и раннем периоде 1944 года, а после появления ИС-2 было на практике далеко не плохим по эффективности и против него.

Однако при этом следует учитывать то обстоятельство, что противником тяжёлого танка чаще выступали противотанковая артиллерия, пехота и различные укрепления, а также численное превосходство по всем видам боевой техники, нежели тяжёлые танки противника, поэтому прямое сравнение данных машин часто мало что говорит об их эффективности в плане решения основной задачи.

Защищённость



В соответствии с назначением в качестве тяжёлого танка прорыва «Тигр I» имел мощное бронирование со всех сторон. Именно оно и создало ему ауру непобедимости в 1943 году. Советские 45-мм, английские 40-мм и американские 37-мм бронебойные снаряды не пробивали его даже на предельно близкой дистанции боя, вызвав тем самым шок среди солдат и командиров стран антигитлеровской коалиции. Немногим лучше было положение дел с 76-мм танковой и дивизионной артиллерией СССР — 76-мм бронебойные снаряды могли пробить только бортовую броню «Тигра I» с дистанций, не превышающих 300 м, да и то с очень большим трудом (вероятность пробития не больше 30 %), что впрочем находилось вполне в согласии с заявленной бронепробиваемостью 75 мм на 500 м по нормали. Поэтому именно бронирование «Тигра I» обеспечивало последнему тотальное доминирование на поле боя в 1943 году. С другой стороны, «Тигр I» полностью непробиваемым не являлся — против них американское командование задействовало 90-мм зенитные пушки M2 и расчёты ручных противотанковых гранатомётов «Базука», а советское — 85-мм зенитные пушки 52-К и артиллерию РВГК в лице 122-мм пушек А-19 и 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20. Однако надо отметить, что все эти средства (кроме американских бронебойщиков с «Базуками») были маломобильными, дорогостоящими, трудновосполняемыми и высокоуязвимыми для «Тигра I». Как правило, они находились в подчинении высоких ступеней армейской иерархии, а потому не могли быть оперативно выделены на угрожаемый участок фронта. Впрочем, всё это не отменяло уязвимости ходовой части по отношению практически ко всем противотанковым средствам, не говоря уже об уязвимости по отношению к минам и т. д. Не отменяло и некоторых недостатков (например, большой вес, давление на грунт), до некоторой степени ограничивавших тактику применения. В 1944 начал появляться и Т-34-85, шансы которого против «Тигра I» нельзя назвать равными в среднем, но который в определённых ситуациях мог быть для него опасным, имея вдобавок преимущество в подвижности. Не следует полностью сбрасывать со счетов КВ-1, а также и САУ, если говорить о подвижных противниках, хотя преимущество, которое «Тигр I» имел на этот период над всеми ними, было весьма велико. КВ-85 и ИС-1, имевшие 85-мм пушку, представлявшие для бронирования «Тигра I» заметную опасность, во всяком случае — при определённых условиях, появились лишь осенью 1943 года.

Часто утверждается, что недостатком «Тигра I» было отсутствие рационального угла наклона бронеплит, но конструктивные и компоновочные решения машины просто не позволяли это реализовать. Кроме того, по состоянию на 1942—1943 гг. это было и не нужно, бронезащита весьма хорошо работала против подавляющего большинства противотанковых средств противника, а эргономика «Тигра I» только выиграла от отсутствия наклона брони.

Такое положение дел вызвало усиление танковой и противотанковой артиллерии стран антигитлеровской коалиции. В 1943 и 1944 годах велась активная проработка новых пушек и снарядов. В результате ближе ко второй половине 1944 года на поле боя появились английские 17-фунтовые пушки в буксируемом варианте и на танках «Шерман Файрфлай», длинноствольные 76-мм пушки на американских танках «Шерман», уже массово танк Т-34-85 и самоходно-артиллерийская установка СУ-85 с 85-мм пушками, а кроме того, СУ-100 со 100-мм пушкой и ИС-2 со 122-мм пушкой. Высокой бронепробиваемостью обладала английская 17-фунтовка, не имевшая особых проблем по поражению лобовой брони «Тигра I», советские 85-мм и американские длинноствольные 75-мм пушки были слабее, но позволяли пробить лоб «Тигра I» на расстоянии до 1 км. Пехотные и специализированные противотанковые средства армий СССР, США и Великобритании также обновились. На вооружение РККА была принята вновь 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2, уверенно поражавшая лобовую броню «Тигра I» на расстоянии до 1,3 км, 45-мм орудия получили подкалиберные снаряды, позволившие поражать «Тигр I» в борт на расстояниях до 300 м. В полковую 76-мм (позже и в дивизионную) советскую артиллерию начали поставляться кумулятивные снаряды, способные пробивать бортовую броню «Тигра I». В качестве личного оружия против тяжёлых танков противника бойцы стрелковых частей получили новые кумулятивные гранаты РПГ-43 и позже РПГ-6. Американские и английские 57-мм противотанковые пушки повысили свою бронепробиваемость путём введения подкалиберных снарядов (в том числе и с отделяющимся поддоном), британские пехотинцы также получили свой вариант ручного противотанкового гранатомёта — PIAT. В результате борьба с «Тигром I» без привлечения тяжёлых средств (90-мм, 122-мм, 152-мм орудий) стала менее сложной. К концу войны насыщение армий стран антигитлеровской коалиции САУ с тяжёлыми орудиями (M36 «Джексон», Archer, СУ-100, ИСУ-122 и ИСУ-152) и танками ИС-2 позволило эффективно бороться со всеми немецкими тяжёлыми танками, в том числе и с «Тигром I», его лобовое бронирование (бортовое осталось вполне адекватным) стало недостаточным для тяжёлого танка прорыва.

Подвижность

Подвижность «Тигра» вполне может быть расценена как крайне неоднозначная. «Классическая немецкая компоновка» (с передним размещением трансмиссии и задним размещением двигателя), недлинный широкий корпус и ходовая часть с шахматным расположением катков привели к целому ряду последствий, как положительных, так и отрицательных. К положительным сторонам (вместе с конструкцией трансмиссии) относились лёгкое управление очень тяжёлой машиной, возможность быстрого разворота танка на месте. Торсионная подвеска с «шахматным» расположением опорных катков обеспечивала достаточную плавность движения и высокую по меркам того времени точность при стрельбе с хода. Однако за эти несомненные плюсы пришлось расплачиваться в другой области: нестандартное отношение габаритов корпуса и немецкий «классический» вариант компоновки привели как к большой высоте всего танка в целом, так и к бо́льшей массе за счёт возрастания удельной доли тяжёлой лобовой брони по сравнению с машинами иных компоновочных схем. Большая масса существенно ограничивала область применения «Тигра», так как вне дорог трансмиссия машины оказывалась перегруженной и достаточно быстро выходила из строя. Хотя надёжность форсированного двигателя «Майбах» HL 230 считалась удовлетворительной, в тяжёлых условиях эксплуатации она (как и мощность в 700 л. с.) уже не была достаточной. Несмотря на широкие гусеницы, удельное давление на грунт у «Тигра» было высоким, что ещё более затрудняло эксплуатацию машины на грунтах со слабой несущей способностью.

Тигр получился настолько широким, что вышел за ограничения железнодорожных габаритов и его конструкторы были вынуждены предусмотреть переход на так называемые транспортные гусеницы. Ограничение для грузов, перевозимых на платформах, нужно из-за необходимости обеспечить безопасность движения, чтобы выступающий за габариты платформы груз не зацепился за различные столбы, станционные постройки, встречные поезда, стены узких туннелей и т. д. Для обеспечения безопасности движения в нормальных условиях перевозки Тигры «переобували» в транспортные гусеницы, боевые гусеницы перевозили на той же платформе, под днищем танка. Но, когда этого требовала обстановка и позволял имеющийся участок пути, Тигры перевозили, не переобувая, как свидетельствуют фотографии времён войны.

Дополнительные сложности ремонтникам и экипажам доставляла «шахматная» конструкция ходовой части в условиях зимы и бездорожья: набивавшаяся между катками грязь иной раз за ночь замерзала так, что обездвиживала всю машину. Этот нюанс в эксплуатации «Тигра» был быстро замечен и использован советскими танкистами, которые в зимнее время старались начать свои атаки ранним утром.

Замена повреждённых подрывом на минах или артиллерийским огнём катков из внутренних рядов была утомительной и долгой процедурой. Также для демонтажа или замены повреждённой трансмиссии приходилось снимать башню. В этом плане «Тигр» заметно проигрывал советским ИС-2, которые после устранения «детских болезней» в ходе операций конца 1944 — начала 1945 годов совершали марши длиной свыше 1000 км, безотказно отрабатывая гарантийный срок. Известно, что заметное число «Тигров» оказались брошенными в ходе боевых действий на всех европейских театрах военных действий, когда обстановка вынуждала немцев бросать «Тигры» по ходу долгих и изматывающих маршей.

Защита экипажа

Высокая степень броневой защиты танка «Тигр-I» обеспечивала высокие шансы экипажа на выживание в бою, даже в случае выхода танка из строя. Экипажи подбитых танков, как правило, возвращались в строй, что способствовало сохранению кадров опытных танкистов. Шахматное расположение катков обеспечивало дополнительную защиту нижней части корпуса танка.

Производство

В денежном выражении стоимость 1 танка «Тигр-I» составляла свыше 800 000 рейхсмарок (месячная зарплата примерно 7000 рабочих)[4]. Трудоёмкость производства одного танка — около 300 000 человеко-часов, что эквивалентно недельной работе 6000 рабочих. Для повышения ответственности экипажей эти данные были приведены в техническом наставлении к танку.Производство PzKpfw. VI Tiger
Производство PzKpfw. VI Tiger
Январь Февраль МартАпрель Май Июнь июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь Всего
1942 1 8 3 11 2530 78
194335 32 41 46 50 60 6560 85506065649
1944 93958610410075646 623
Всего за период с августа 1942 по август 1944 год было выпущено 1350 (по другим данным 1354 машины) танков «Тигр-I».



Сравнение с аналогами В этом разделе не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка стоит на статье с 12 мая 2011


Сам танк «Тигр» сравнивать с аналогами довольно сложно, так как «Тигр» представляет собой танк качественного усиления линейных частей. В этой же весовой категории ИС-2 — танк прорыва, а M26 «Першинг» — скорее попытка создать «единый танк». Среди зарубежных тяжёлых танков прорыва «Тигру I» соответствуют только советские танки семейств КВ и ИС, несмотря на несколько меньшую массу (45-47 т против 55 т у «Тигра I»). Американский тяжёлый танк M26 «Першинг» был ещё более лёгким и по тактическому применению скорее сравним с «Пантерой», нежели с «Тигром I». «Тигр I» по всем параметрам (вооружение, бронирование при лучшей или равноценной подвижности) превосходил советские танки КВ-1 и КВ-1С, сделав их в одно мгновение устаревшими. Переходные советские тяжёлые танки типов КВ-85 и ИС-1 также значительно проигрывали «Тигру I», хотя их 85-мм пушка уже позволяла поражать «Тигр I» в лобовую проекцию на дистанциях до 1 км. Бронезащита ИС-1 по своей толщине уже превзошла аналогичные показатели «Тигра I», но литая ступенчатая верхняя лобовая деталь пробивалась 88-мм снарядами пушки KwK 36 с расстояния порядка 1,2-1,5 км, что опять ставило советский танк в невыгодное положение. В конце 1943 года на вооружение РККА был принят тяжёлый танк ИС-2, который стал равноценным аналогом «Тигра I» в советских вооружённых силах. Большая огневая мощь 122-мм пушки Д-25Т позволила бороться с «Тигром» на любых реальных дистанциях боя, но изначально бронезащита осталась той же, что и у ИС-1. Во второй половине 1944 года после введения спрямлённой лобовой брони ИС-2 его верхняя лобовая деталь имела более чем серьёзный шанс выстоять против 88-мм снаряда. В целом же, несколько уступая ИС-2 по защищённости и мощности огня (особенно против небронированных целей), «Тигр I» очень сильно выигрывал у него в скорострельности (5-7 выстрелов в минуту против 3 в самых лучших условиях) и имел значительно лучшие приборы прицеливания (ИС-2 оснащался «ломающимся» прицелом ТШ-17, скопированным по принципу действия с немецкого аналога, но качество оптики до немецкого не дотягивало). При таком соотношении характеристик техники определяющим фактором исхода боя становилось мастерство экипажей противоборствующих сторон и конкретные условия боя.

Интересным вопросом является положение «Тигра I» среди немецких тяжёлых танков (по советской классификации). По сравнению с «Пантерой» и «Тигром II» «Тигр I» был наиболее сбалансированной машиной — первые ощутимо тяготели к роли «противотанковых танков», серьёзно уступая «Тигру I» либо по подвижности («Тигр II»), либо по защищённости в целом («Пантера»). И «Пантера», и «Тигр II» до самого конца войны страдали от механических проблем, тогда как «Тигр I» при его правильной эксплуатации обладал неплохой надёжностью. Были случаи, когда отдельные немецкие экипажи предпочитали старый «Тигр» новому, несмотря на более мощное вооружение и бронирование последнего

Очень Злой Admin
Почётный Админ форума
Почётный Админ форума

Сообщения : 50
Очки : 43009
Репутация : 1
Дата регистрации : 2012-03-27
Возраст : 31
Откуда : Анапа

http://elsinore.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения